Новости

О курсах повышения квалификации адвокатов

Уважаемые коллеги!

12-13 октября 2018 г. в Омской юридической академии ( г. Омск, ул. Короленко, 12) состоится обучение в рамках Программы повышения квалификации. По итогам обучения слушателям будут выданы соответствующие сертификаты ФПА РФ, подтверждающие исполнение предусмотренной Программой обязанности адвоката обучиться на курсах повышения квалификации ежегодно в течение 20 часов.
Занятия будут проводить:

вице-президент ФПА РФ, вице-президент Адвокатской палаты Московской области, к.ю.н., доцент, заведующая кафедрой адвокатуры Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) ВОЛОДИНА Светлана Игоревна

член Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы, к.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) КИПНИС Николай Матвеевич

вице-президент Адвокатской палаты Московской области ТОЛЧЕЕВ Михаил Николаевич

Стоимость обучения 1 000 рублей. Оплата в бухгалтерию АПОО.

РАСПИСАНИЕ

12 октября 2018 г.

10.00-11.20   Изменения в ГК РФ и правоприменительной практике в части признания сделок недействительными. Толчеев Михаил Николаевич

11.20-11.30   Перерыв

11.30.12.40   Изменения в ГК РФ и правоприменительной практике в части признания сделок недействительными (продолжение). Толчеев Михаил Николаевич

12.40-13.40   Перерыв

13.40-15.00   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ. Кипнис Николай Матвеевич

15.00-15.10   Перерыв

15.10-16.20   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

16.20-16.30   Перерыв

16.30-18.00   Юридическая риторика в деятельности адвоката. Володина Светлана Игоревна


13 октября 2018 г.

10.00-11.20   Особенности работы адвоката в стадиях обжалования решений в гражданском процессе. Толчеев Михаил Николаевич

11.20-11-30   Перерыв

11.30-12.40   Особенности работы адвоката в стадиях обжалования решений в гражданском процессе (продолжение). Толчеев Михаил Николаевич

12.40-13.40   Перерыв

13.40-15.00   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

15.00-15.10   Перерыв

15.10-16.20   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

 

Далее...

Профессия повышенного риска. В плену стереотипов судебной практики

В связи с принятием Федерального закона от 28.07.2012 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым вновь вводится в лоно уголовно-наказуемых деяний, ст. 298-1 УК РФ, - Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, - профессия адвоката, и без того, не самая безопасная, вступила в зону повышенного риска.

Риск получить судимость за уголовно наказуемую клевету и автоматически лишиться статуса адвоката, в соответствии с требованиями п.п. 4 п. 1 ст. 17 Федерального закона об адвокатуре, согласно которому, статус адвоката прекращается с момента вступления в силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления, стал вполне реален для адвокатов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в полном соответствии с требованиями п.п. 1. п.1 ст. 7, того же, Федерального закона об адвокатуре, в соответствии с которым, адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя.

Принятию нового закона предшествовала юридическая чехарда. Предыдущий Президент, юрист по образованию, в недалеком прошлом адвокат, счел излишним загружать уголовные суды рассмотрением дел о клевете, и перевел этот состав преступления в зону административной ответственности.

Вновь избранный Президент, не менее авторитетный юрист, незамедлительно вернул клевету в уголовно-наказуемую сферу, соответственно, в обоих случаях Гос. Дума безоговорочно поддержала мнения двух Президентов, потому как, для нашей независимой от мнений Верховной власти Думы, аргументы доводов Президентских поправок были неоспоримы, тем более, как заметил один из руководителей Думы, – Дума не место для дискуссий, когда речь идет о судьбоносных для государства поправках в Уголовный кодекс, направленных на защиту от злостных клеветников.

По логике двух решений Гос. Думы – составу клеветы законное место, как в уголовном, так и в административном кодексах. На то она и Дума, чтобы принимать обдуманные решения.

О том, в каком положении оказались адвокаты, в связи с принятием новой редакции ст. 298-1 УК РФ, думцы либо не додумали, либо приняли хорошо обдуманное решение.

В соответствии с требованиями пп.2. п.1. ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката: - адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя и действовать вопреки его воли.

В типичной, многократно повторенной в практике каждого адвоката ситуации, когда доверитель сообщает адвокату, что признательные показания он дал под воздействием физического или психического насилия со стороны оперативных сотрудников, адвокат обязан составить жалобу на неправомерные действия лиц, применивших, по утверждению доверителя, незаконное воздействие, с целью получения признательных показаний. Это прямая обязанность адвоката. В ходе предварительного расследования нередки случаи грубого нарушения требований УПК РФ, лицами, расследующими уголовное дело, что нередко граничит с прямой фальсификацией доказательств по делу. В таких случаях адвокат, также, обязан требовать расследования данной фальсификации, привлечения к ответственности, в том числе и уголовной, лиц, допустивших, по мнению адвоката фальсификацию.

В этих случаях, инициатива обжалования незаконных действий должностных лиц предварительного расследования, а в отдельных случаях, и судей, как правило, исходит от адвоката, т.к., только квалифицированный юрист может усмотреть, в чем заключаются нарушения требований УПК РФ по делу, в чем суть фальсификации доказательств.

Новое наименование ст.303 УК РФ – Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности, дополнение этой статьи частью 4, с санкцией до 4 лет лишения свободы, установленное Федеральным законом РФ № 207-ФЗ от 29.11.2012 года, указывают на то, что государство проявляет большую заинтересованность в искоренении преступных проявлений, связанных с фальсификацией доказательств по делу. Адвокат профессионально обязан реагировать на каждый случай незаконного ведения следствия, тем более, не допускать фальсификации доказательств.

Но, в случаях отказа в удовлетворении жалобы или ходатайства адвоката (Из ряда вон, выходящие случаи в Российской практике!), налицо, формально, состав преступления, предусмотренный ст. 298-1 УК РФ в отношении адвоката, посмевшего клеветать на непорочных служителей сыска и правосудия.

В самой распространенной практической ситуации, когда адвокат обжалует приговор суда, которым не удовлетворена его защитительная позиция по делу, когда адвокат убежден, что действия его подзащитного должны квалифицироваться по менее строгому закону и мера наказания не должны быть связана с лишением свободы, с принятием новой ст. 298-1 УК РФ, адвокат не может в жалобе в вышестоящий суд утверждать, что при оценке доказательств, суд первой инстанции оценивал эти доказательства односторонне с явно обвинительным уклоном, что прокурор, утвердивший обвинительное заключение и направивший дело в суд, также, способствовал вынесению неправосудного приговора.

Адвокаты крайне редко обращаются в квалификационную коллегию судей с жалобами на поведение судьи в процессе, либо по иным основаниям. В традиционной адвокатуре не принято просить защиты и жаловаться кому либо, на кого либо. Жалобой мы расписываемся в своем бессилии изменить ситуацию. Наше дело, писать процессуальные

бумаги по делам, без оглядки на то, читают их судьи или нет.

Анализ за долгие годы, показывает, что пишут жалобы на адвокатов доверители, судьи и следователи с дознавателями, последние увлечены этим видом эпистолярного жанра особо. Случаи жалоб адвокатов на судей и следователей весьма редки, буквально единичны.

Однако, и в этих крайне исключительных случаях, если квалификационная коллегия судей не удовлетворит жалобу адвоката, налицо, опять же, признаки ст. 298-1 УК РФ в отношении адвоката, дерзнувшего оклеветать судью перед судейским сообществом.

С принятием новой редакции ст. 298-1 УК РФ, из лексикона адвокатов должно исчезнуть понятие провокации преступления, т.к., по новому закону, утверждение адвоката о том, что его подзащитного, путем контрольной закупки наркотических средств, через агента, спровоцировали на совершение преступления, что контролируемая взятка,

самая типичная форма провокации взятки, притом, необходимо конкретно указывать пофамильно, кто из сотрудников дознания или следствия, допустил провокационные действия по отношению к подзащитному адвоката.

Все эти обоснованные позиции адвоката по делу, в случаях принятия процессуальных решений об отказе в удовлетворении жалоб и ходатайств защиты, формально попадают под действие ст. 298-1 УК РФ, далее вопрос только в том, насколько сильно желание власть имущих наказать адвоката за слишком активную позицию защиты по делу. Желание качество субъективное, оно исполнимо только в тех случаях, когда имеется объективная возможность исполнения задуманного. С принятием ст. 298-1 УК РФ появилась реальная законная юридическая возможность воздействия на профессиональных адвокатов, в тех нередких случаях, когда их работа по конкретным делам, затрагивает напрямую интересы должностных лиц правоохранительной системы, создавая реальную угрозу их благополучного пребывания в своей должности.

Ружье повещено на заднике сцены, выстрел по закону жанра, извечной борьбы защиты с обвинением, неминуемо прозвучит. Команда « Пли ! » поступит точно в срок .

Не секрет, а обыденная повседневность то, что в явно подавляющем числе случаев, жалобы адвокатов и их доверителей остаются без удовлетворения, что дает законный повод утверждать, что адвокат допустил клевету по отношению к конкретному сотруднику предварительного расследования или, не дай бог!, по отношению к судье.

Санкции новой статьи весьма строги – суммы штрафов, скорее рублевские, явно не сибирские, благо, пока без лишения свободы, впрочем, не известно, что легче для сибиряка, выплатить 5 миллионов штрафа или отсидеть в родной сибирской зоне год - два. Приоритетен явно второй вариант, потому как, при согласии на первый, для среднестатистического сибирского клеветника, со среднемесячным заработком в 15-20 тысяч рулей, (в лучшем случае), путь выплат суммы штрафа в 5 миллионов рублей, – ведет в ту же сибирскую зону, т.к., помимо топора и большой дороги, более взять миллионы негде, а с учетом наполняемости региона ден. знаками, разовым выходом на большую дорогу не отделаешься.

Анализ санкций, утратившей силу 07.12.2011 года ст. 298 УК РФ и, утвержденной Федеральным законом 28.07.2012 года ст. 298-1 УК РФ, которыми регламентируется уголовная ответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, указывает на то, что власть окончательно и реально поверила в утверждения некоторых депутатов своей Гос. Думы о том, что все население Сибири и дальнего Востока, помимо мизерных основных официальных зарплат и пенсий, ежемесячно получает «черные» конвертные выплаты от своих работодателей и пенсионного фонда в миллионных исчислениях на каждого жителя, иначе этот идиотизм, с миллионными штрафами, при средней зарплате по региону, не превышающей 15 тысяч рублей и пенсиями, в лучшем случае, в половину этой суммы, - объяснить не возможно.

Впрочем, не исключено, что зря мы грешим на наших законодателей, т.к., в любых политических решениях законотворцев, всегда присутствует второй, а то и третий, скрытый план, не доступный пониманию простого смертного. Постановления Верховной Власти, еще с советских времен, принято читать между строк, не исключено, что в этих миллионных санкциях и проявляется истинная, завуалированная забота слуг народа о благе ближнего. Штраф в тысячу рублей взыскать вполне реально, любой сам заплатит, а миллионный штраф платить никто не разбежится. Взыскать его принудительно - совсем не реально, не наберешь добра на эту сумму у самого злостного клеветника. Скорее всего, в этом и кроется мудрость думцем, и истинная забота о благе электората. Вроде бы и закон есть, и штрафы варварские, а поди взыщи их! В итоге – Все овцы целы и …………-сборщикам пустопорожней работы хватит.

Пока обдумывал суть нововведений, по «Эхо Москвы» выдали интересную информацию: на процессе по делу чемпиона мира по боям без правил, который ударил молодого москвича, после чего тот умер, спустя некоторое время, после того, как прокурор просил суд переквалифицировать действия спортсмена на статью, предусматривающую ответственность за неосторожное убийство, адвокат потерпевшей стороны в прениях сказал, что прокурор предал потерпевших, что прокурор, в силу определенных обстоятельств, нарушает закон, демонстрируя свою никудышную профессиональную квалификацию, что прокурор в перерывах процесса постоянно общался с влиятельными людьми из федерации по боям без правил, что наводит на мысль о заинтересованности прокурора в исходе дела. Адвокат в прениях отметил, что суд не реагировал на ходатайство адвоката об отводе прокурора в данном процессе, что также свидетельствует о том, что суд не беспристрастен. Адвокат заявил, что прокурор явно заинтересован в том, что бы спортсмен отделался легким испугом, только поэтому прокурор просил суд переквалифицировать действия спортсмена на статью, предусматривающую ответственность за неосторожное убийство и определить спортсмену меру наказания в два года ограничения свободы. Адвокат заявил, что прокурор явно нарушает закон, прося для спортсмена меру наказания без лишения свободы, т.к., тяжкие последствия содеянного явно не соответствуют мере наказания без лишения свободы.

В кассационной жалобе адвокат будет приводить те же аргументы, таким образом, в позиции адвоката по делу полный набор диспозиции ст. 298-1 УК РФ, в случае, если суд разделит позицию прокурора и приговор вступит в законную силу. Учитывая средний всероссийский процент удовлетворения судами позиций прокуроров, а также процент утверждения приговоров судов кассационными инстанциями, шансы адвоката уйти из зоны риска стать фигурантом ст. 298-1 УК РФ явно минимальны, если указанную статью начнут применять к позиции адвоката по делу. Законодательного запрета тому пока нет.

Тема переквалификации действий виновных со ст. 105 УК РФ, либо с ч. 4 ст. 111 УК РФ, в ситуациях, когда потерпевшего сбивают с ног и в результате падения и удара головой о твердую поверхность, наступают тяжкие смертельные последствия для потерпевшего – отдельная тема для разговора, но резонансный случай с чемпионом мира по боям без правил и московским студентом, а также десятки других подобных случаев, не получивших теле известность, должны заставить судебную власть сменить сложившуюся, явно порочную, не справедливую, судебную практику квалификации действий виновных, сбивших потерпевшего с ног, при наступлении смерти потерпевшего от удара головой о землю, как причинение смерти по неосторожности.

Из оглашенного в радио эфире фрагмента заключения эксперта явствует, что удар спортсмена придал ускорение ри падении на землю потерпевшего, но ответить на вопрос, имеется ли причинная связь между этим ускорением, после удара спортсмена и смертью потерпевшего, эксперт не может. Окончательный вывод эксперта, - смерть наступила от удара потерпевшего головой о землю, а не от удара, спортсмена по голове потерпевшего. Подобное заключение было бы вполне понятно, если бы потерпевшего спортсмен ударил по голове, а через несколько дней потерпевший, сам поскользнулся , упал, и ударившись головой о землю, получил перелом основания черепа. Но, когда это произошло одновременно, в результате удара спортсмена, удара, который придал ускорение падению потерпевшего, и в результате этого удара, потерпевший потерял равновесие, с ускорением упал на землю, ударившись при этом головой о твердую поверхность, что повлекло перелом основания черепа, - как могут утверждать юристы, имеющие академические звания, что нет причинной связи между ударом спортсмена, который поверг потерпевшего на землю, последующим ударом потерпевшего головой о твердую поверхность земли, что повлекло перелом основания черепа, и наступившей смертью потерпевшего. Типичный случай, когда юридическая казуистика ученых мужей, противоречит элементарным понятиям логики и справедливости. Более того, прозвучало, что суд отказал защите потерпевшего в вызове и допросе эксперта , сделавшего последнее заключение.

Этот отказ объяснить трудно. Существенное нарушение законных прав потерпевших. То ли, эксперту стыдно за то, что он не нашел причинной связи в деяниях спортсмена и смертью потерпевшего, то ли суду не нужны иные доказательства, т.к., выйти за пределы единообразия судебной практики по данной категории дел суд не может.

Дело не только в том, что эта трагедия получила всероссийскую огласку, у нас давно телевизионное правосудие, пока не прозвучит в эфире душераздирающий сюжет о том, что простой человек не может добиться справедливости, и все его старания разбиваются о неприступную стену милицейско- полицейского- судейского равнодушия, – результата не будет. Человеку без связей и возможностей этот монолит не пробить.

Дело в том, что подобные судебные решения явно не справедливы, это дань сложившейся практике, которую непременно следует менять, как можно быстрее.

Путей изменения сложившейся судебной практики несколько.

Первый: - Не нужны никакие изменения в уголовном законодательстве. В УК РФ имеется ст. 26 – Преступление, совершенное по неосторожности, ст.27 - Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины. Действует ч. 4 ст. 111 УК РФ, согласно которой, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего – наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет……..

Данная часть статьи вполне применима к ситуациям, аналогичным с московским спортсменом. Человек обученный, владеющий хорошо поставленным ударом, фактически владеет смертоносным оружием, фактически наносит удар потерпевшему по голове не голой рукой, а гирей, сравнение вполне уместно. Нанося удар потерпевшему, чемпион мира по боям без правил, должен и мог предвидеть возможность наступления тяжких последствий, должен был предвидеть, что в результате его удара, потерпевший может упасть, удариться головой о твердое покрытие и получить смертельные повреждения. Согласно требованиям ст. 27 УК РФ – это типичный случай квалификации действий виновного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

По ныне действующей судебной практике, переквалификации действий виновных на неосторожное причинение смерти, по ч. 1 ст. 109 УК РФ, которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет…………………, можно завести человека на крышу небоскреба, поставить его на край бездны, слегка ударить ладошкой по щеке, и получить судимость только за причинение смерти по неосторожности, т.к. смерь потерпевшего наступит не от удара по щеке. ( Звучит абсурдно, но, в буквальном толковании неосторожного умысла, по нынешней судебной практике – это так ).

Есть и другой путь изменения ситуации – законодательно изменить санкции ст. 109 УК РФ, усилив ответственность до 15 лет лишения свободы, чтобы исключить возможность выхода на свободу виновных в смерти человека, не важно в какой форме вины, через год - два.

Пункт З ч. 1 ст. 63 УК РФ содержит, как обстоятельство , отягчающее наказание – совершение преступления в отношении беззащитного или беспомощного лица. На практике, когда виновный, владеющий приемами рукопашного боя, нападает на потерпевшего, не обладающего боевыми навыками, этот пункт, отягчающий наказание нападающего, почти не применяется. Необходимо четко зафиксировать либо в ч. 1 ст. 63 УК РФ, либо в диспозициях статей о насильственных преступлениях против личности, положение, согласно которому, лицо, имеющее специальную подготовку по применению боевых искусств, либо имеющее спортивные достижения и спортивнее звания по агрессивным видам спорта, несет повышенную уголовную ответственность за причинение телесных повреждений потерпевшему, в случае смерти потерпевшего, – мера наказания должна быть связана, с длительным сроком лишения свободы. (По схеме ст. 79 УК РФ, не менее 2/3 или 3/4 от максимального срока и т.п.).

Нападения на беззащитного уже умышленное преступление.

Достоверно подтвержденный факт, – после шести месячной боевой подготовке по системе, ближнего боя, по схеме « умри ты, а я потом……! », в спец. подразделениях дедовщины нет. Никто ни на кого не нападает. Но, все население диверсионной подготовкой не охватишь.

К сожалению, московская трагедия со студентом не последняя. Вывод один – менять практику квалификации неосторожных убийств, на умышленное причинение смерти по аналогичным делам.

Из той же серии, – в эфире прозвучало, что защита спортсмена делала упор на то обстоятельство, что по заключению одной из экспертиз, сила удара спортсмена по голове потерпевшего была не велика. Если бы спортсмен ударил потерпевшего со всей силы, – смерть могла наступить мгновенно. Более абсурдного тезиса в защиту спортсмена придумать не возможно. В любых единоборствах важна не сила нанесенного удара, а резкость нанесения, самое главное – зона поражения ударом. На голове человека, и не только там, известны зоны поражения, резкое, без значительной силы, воздействие на которые, нарушают координацию осознанных движений, парализуют через ЦНС, способность человека адекватно реагировать на внезапное нападение, и как результат, после этого не сильного удара, человек теряет равновесие и падает, становясь полностью беззащитным. При активном сопротивлении потерпевшего, нападавшему, точно попасть в эти локальные зоны сложно, но внезапным ударом «отключить» человека от возможности оказать сопротивление вполне возможно. Профессиональные бойцы знают эти положения не понаслышке, чем и воспользовался спортсмен, первым напав на беззащитного студента. У профессионалов единоборств действия опережают оценку ситуации. Удар автоматически наносится в локальные зоны вызывающие глубокий нокаут. Осознание содеянного приходит после удара. Сила удара не имела никакой роли.

Всем знаком, утрированный тезис о том, что принципом многих единоборств, является возможность одним ударом младенца нокаутировать, или, не дай Бог!,– убить взрослого мужчину. В этих декларациях, больше пиара и саморекламы, но, сила удара для профессионала, явно вторична. Первична - техника нанесения удара и точка приложения.

Справедливость для жертв преступления будет торжествовать только тогда, когда, лишивший жизни беззащитного, лишится свободы на долгий срок. Год-два лишения свободы за смерть молодого человека, -насмешка правосудия.

Родителям московского 19-ти летнего студента, многим другим родственникам погибших потерпевших, безразличны мнения ученых правоведов о нюансах юридической квалификации содеянного, смерть близких требует сурового наказания виновного.

Какой нормальный человек, будет считать справедливым то, что профессиональный боец, чемпион мира по боям без правил, не в драке которую затеял студент, не обороняясь от ударов студента, а после короткого разговора, неожиданно ударил студента по голове, последний, при падении получил перелом основания черепа и скончался, а чемпион через год оказался законно на свободе ? Основная цель правосудия – справедливость. Отсутствие справедливости в судебных приговорах, –дискредитация всей системы правосудия. Незыблемость судебной практики - вторична.

Необходимо оставить ученым правоведам разбор нюансов и граней умысла и неосторожности, а дела подобной категории, со смертельным исходом для потерпевшего, рассматривать по принципам объективного вменения, если от удара злоумышленника потерпевший, падая при ударе о твердую поверхность, получает смертельные повреждения, – ответственность должна наступать за умышленное причинение смерти, т.к., удар наносился умышленно. Нанося удар по голове вменяемый человек должен сознавать, что от этого удара потерпевший может потерять равновесие или сознание, и при падении с высоту человеческого роста на твердую поверхность земли, получить смертельные повреждения, стало быть, косвенно, виновный допускает наступление смерти потерпевшего, по наступившим тяжким последствиям, действия виновного должны квалифицироваться ст. 105 УК РФ. Это третий вариант изменения сложившейся судебной практики.

Если судебная практика будет строиться по этому направлению, ч. 4. ст. 111 УК РФ должна утратить силу, т.к. юридическим абсурдом можно считать причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Любое тяжкое телесное повреждение, без оказания своевременной медицинской помощи, может привести к смерти потерпевшего, нанося потерпевшему тяжкий вред, виновный косвенно допускает возможное наступление смерти потерпевшего. При чем здесь смерть по неосторожности? Судебной практике известны случаи, когда в пьяной драке виновный в упор стреляет из ружья в грудь потерпевшему. Последний через неделю умирает в больнице. Суд квалифицирует действия виновного по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Потерпевшего убили по неосторожности, не сразу, он умирал, страдая в течении недели, по ныне действующей судебной практике – это не умышленное убийство, а причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее по неосторожности его смерть.

Осужденный не убийца, просто причинил потерпевшему тяжкие телесные повреждения, которые по неосторожности повлекли смерть.

Какой правовед выдумал, что от момента наступления смерти при причинении тяжких телесных повреждений потерпевшему, зависит квалификация действий виновного, либо по ст. 105 УК, либо по ч. 4 ст. 111 УК РФ? Сколько научных диссертаций составлено на эти темы? Критерий правильности квалификации должен быть един, – причинил умышленно тяжкий вред здоровью потерпевшего, – наступила его смерть, не зависимо от времени ее наступления, – ст. 105 УК РФ. Повезло потерпевшему, – остался жив, квалификация, - покушение на убийство.

Таким образом, вариантов изменения сложившейся судебной практики по переквалификации действий виновных с умышленных преступлений на преступления, предусматривающие ответственность за причинение смерти по неосторожности великое множество. Дело за малым, – желанием Верховного Суда РФ изменить ситуацию, в сторону справедливой ответственности и наказания за смерть человека.

Когда выпуск сдавался в печать, стало известно, что Московский суд полностью разделил позицию прокурора по делу, и освободил спортсмена из зала суда, практически не наказав чемпиона мира, т.к., ограничение свободы, - наказания для бухгалтера, растратившего десять тысяч казенных денег, и имеющего на иждивении троих малолетних детей. За лишение жизни 19 летнего студента, это не наказание, при любой юридической квалификации.

Принципы незыблемости и стабильности судебной практики вновь восторжествовали.

Восторжествовал и принцип независимости суда при принятии решений по конкретному делу. Суд был независим от мнения потерпевших и их представителей в лице адвокатов, и принял самостоятельное решение, полностью разделив позицию государственного обвинителя, прокурора.

Остался не освещенным в приговоре суда один принцип, – основополагающий принцип правосудия, - принцип справедливости постановленного приговора. В приговоре московского суда это не прозвучало.

И вновь к первоначальной теме: - Оппоненты, из числа сторонников строгих уголовных мер по отношению к клеветникам, могут возразить, что ст. 298-1 УК РФ в практике не будет применяться к позиции адвоката по делу, т.к., ст. 18 Федерального закона об адвокатуре устанавливает, что вмешательство в адвокатскую деятельность, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается.

Эти доводы были бы обоснованы в том случае, если бы наши уважаемые законодатели поставили всего одну точку в пункте 2, той же, ст. 18 ФЗ № 63-ФЗ от 31.05.2002 года.

Тогда требование закона было бы сформулировано следующим образом: «Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности, (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката), за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение». Точка решила бы все проблемы, т.к., дальнейший текст: - «если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии)», - оставляет реальную возможность привлечения адвоката к уголовной ответственности по ст. 298-1 УК РФ.

С введением новой ст. 298-1 УК РФ реально ограничиваются возможности защиты по обжалованию незаконных действий органов предварительного расследования, прокуратуры и судов, т.к. появился новый мощный юридический механизм воздействия на адвокатов, принципиально отстаивающих законные интересы своих доверителей.

Поборники уголовных строгостей в отношении клеветников могут резонно возразить, что новшества уголовного преследования за клевету на служителей охранительной системы, адвокатов не коснуться, усиление ответственности за сии деяния введены для реальной борьбы с оппозицией, как системной, так и любой иной.

Ранее адвокатов никто не привлекал за подобное к уголовной ответственности, не станут привлекать и по новому закону.

Доводы мало убедительны, т.к. в любые времена при любом методе правления адвокатура, по сути, и своему предназначению, всегда является оппозицией нарушениям прав и свобод граждан в юридических правоотношениях с государственной правовой машиной принуждения.

В последнее время адвокатура проявляет себя наиболее активно в противостоянии с нарушениями должностных лиц правоохранительной и судебной системы по конкретным уголовным и гражданским делам. Адвокатура перестает быть кабинетной адвокатурой, и активно включилась в процессы противостояния нарушениям прав граждан. Адвокатура заняла свое достойное место в правозащитной системе институтов гражданского общества.

По логике противодействия оппозиционным проявлениям, средства сдерживания этих проявлений должны быть адекватны потенциальным угрозам.

Кому выгодны решения об усилении ответственности за клевету в отношении должностных лиц правоохранительной системы? Актуально ли усиление ответственности за клевету в настоящее время, на фоне продолжающихся зверских преступлений против малолетних и нескончаемого вала наркотиков из некогда братских стран ближнего зарубежья?

Версий много, но однозначных ответов на эти вопросы нет.

Вице-президент Адвокатской палаты

Омской области Вадим Хайкин




« Назад в список статей