Новости

О курсах повышения квалификации адвокатов

Уважаемые коллеги!

12-13 октября 2018 г. в Омской юридической академии ( г. Омск, ул. Короленко, 12) состоится обучение в рамках Программы повышения квалификации. По итогам обучения слушателям будут выданы соответствующие сертификаты ФПА РФ, подтверждающие исполнение предусмотренной Программой обязанности адвоката обучиться на курсах повышения квалификации ежегодно в течение 20 часов.
Занятия будут проводить:

вице-президент ФПА РФ, вице-президент Адвокатской палаты Московской области, к.ю.н., доцент, заведующая кафедрой адвокатуры Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) ВОЛОДИНА Светлана Игоревна

член Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ, вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы, к.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) КИПНИС Николай Матвеевич

вице-президент Адвокатской палаты Московской области ТОЛЧЕЕВ Михаил Николаевич

Стоимость обучения 1 000 рублей. Оплата в бухгалтерию АПОО.

РАСПИСАНИЕ

12 октября 2018 г.

10.00-11.20   Изменения в ГК РФ и правоприменительной практике в части признания сделок недействительными. Толчеев Михаил Николаевич

11.20-11.30   Перерыв

11.30.12.40   Изменения в ГК РФ и правоприменительной практике в части признания сделок недействительными (продолжение). Толчеев Михаил Николаевич

12.40-13.40   Перерыв

13.40-15.00   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ. Кипнис Николай Матвеевич

15.00-15.10   Перерыв

15.10-16.20   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

16.20-16.30   Перерыв

16.30-18.00   Юридическая риторика в деятельности адвоката. Володина Светлана Игоревна


13 октября 2018 г.

10.00-11.20   Особенности работы адвоката в стадиях обжалования решений в гражданском процессе. Толчеев Михаил Николаевич

11.20-11-30   Перерыв

11.30-12.40   Особенности работы адвоката в стадиях обжалования решений в гражданском процессе (продолжение). Толчеев Михаил Николаевич

12.40-13.40   Перерыв

13.40-15.00   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

15.00-15.10   Перерыв

15.10-16.20   Участие адвоката в доказывании по УПК РФ (продолжение). Кипнис Николай Матвеевич

 

Далее...

Тактика защиты на предварительном следствии. Часть 1.

13.12.2013

ТАКТИКА ЗАЩИТЫ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ И В СУДЕ.

(лекция подготовлена для Семинара Адвокатской палаты Омской области) 26.09.2009 г.

 

"Предоставление юридической помощи должно рассматриваться не как милосердие к неимущим, а как обязательство, лежащее на всем обществе в целом" .

(источник: Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства: Хрестоматия. Т. III. Документы Совета Европы / Сост. З.Д. Еникеев, Е.Г. Васильева, Е.В. Ежова, Л.М. Аширова, Р.М. Шагеева. Уфа, 2008. С. 68.)

 

ЧАСТЬ 1

ТАКТИКА ЗАЩИТЫ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СЛЕДСТВИИ

 

1.      Защита на предварительном следствии и в суде начинается до фактического вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника.

   2.   Мелочей не бывает.

3.      Анализ сложившейся судебной практики и законодательства.

4.      Адвокат беседует с подзащитным с целью определения и согласования с ним предварительной позиции по уголовному делу.

5. Защитник не несет ответственность за деяние, совершенное его                                   подзащитным.

6.   Принятие защиты .

7.   Вступление в дело.

8.      Привлечение специалиста.

9.   Процессуальные обращения адвокатов.

   10. Адвокатское расследование.

   11. Ознакомление с материалами уголовного дела.

 

Обязанности адвоката предусматривает Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Круг таких обязанностей носит общий характер и ни в коей мере не позволяет определить, что же адвокат-защитник обязательно обязан предпринять, приняв на себя защиту интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного. Чтобы убедиться в этом, следует обратиться, в частности, к ст. 7 данного Закона. Она гласит:

"1. Адвокат обязан:

1) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами;

2) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом";

3) постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию;

4) соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции;

5) ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства... 6) осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.

2. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную настоящим Федеральным законом".

 

Отсюда получается, что Закон не устанавливает обязательного алгоритма действий адвоката-защитника по защите интересов своего клиента. Он говорит лишь о предусмотренных для этого процессуальных возможностях в виде тех или иных законных средств, а их использование в каждом конкретном случае зависит от адвоката, его квалификации, опыта работы, его отношения к делу, загруженности и многих других факторов и обстоятельств. Все это предопределяет, пассивно или активно адвокат будет осуществлять защиту. Будет ли он создавать видимость защиты, присутствуя при производстве того или иного процессуального действия, или реально участвовать в нем, заранее готовясь к этому участию и продумывая тактику своего поведения с тем, чтобы не страдали интересы доверителя.

Адвокат-защитник призван оказать правовую помощь подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному.

"Помощь - содействие кому-нибудь в чем-нибудь, участие в чем-нибудь, приносящее облегчение кому-нибудь" ( Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2004. С. 722.)

( из статьи: О содержании обязанности адвоката защищать интересы подзащитного в уголовном судопроизводстве. Автор: Калинкина Л.Д. кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, заслуженный юрист.Республики Мордовия, почетный адвокат России. ("Адвокат", 2009, N 5).

 

1.                              Защита на предварительном следствии и в суде начинается до фактического вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника.

Вне зависимости от того, участвует адвокат в качестве защитника по соглашению либо по назначению органов предварительного следствия, тактика защиты начинает формироваться с первой встречи с лицом, защиту которого предстоит осуществлять, либо с лицами, обратившимися в интересах лица, в отношении которого ведется уголовное преследование

Безусловно, что наиболее благоприятным является момент, когда к адвокату обращаются либо на стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела, либо до первого допроса в качестве подозреваемого.

Немаловажен при первой беседе не только юридический аспект: дача предварительной юридической оценки сложившейся ситуации и возможных вариантов ее развития, но и психологический аспект: то, на сколько будет установлен доверительный  контакт с подзащитным. Поскольку степень доверия, которая возникает во взаимоотношениях адвокат-подзащитный в конкретной ситуации, связанной с уголовным преследованием, является неотъемлемой составляющей организации эффективной защиты выработке тактики ее осуществления.

Вот пример из практики.

 По уголовному делу в отношении С. подсудимому был назначен в качестве защитника адвокат Б., который, не установив доверительных отношений с подсудимым, не встретившись с ним до начала судебного заседания, не согласовав тактику защиты, явился на судебное заседание участвовать в качестве защитника подсудимого С. Возмутившись таким отношением адвоката к защите его интересов, подсудимый С. заявил отказ от защитника. Судом этот отказ принят не был, после чего подсудимый С. обратился в Совет Адвокатской палаты Республики Мордовия с заявлением о привлечении адвоката Б. к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей защитника его интересов. Вслед за данным заявлением подсудимый С. в ходе судебного разбирательства вновь просил суд принять его отказ от защитника Б. В обоснование своей письменной просьбы, в частности, он указал следующее: "Защитите меня от защитника Б. и оградите от его защиты. Навязанному мне защитнику Б. я не доверяю, а фактом моего обращения в Совет Адвокатской палаты Республики Мордовия подтверждается моя неприязнь к данному защитнику моих интересов. Прошу не превращать защиту моих интересов не желаемым для меня адвокатом в издевательство над самим институтом защитника по УПК РФ". Суд вновь отказал С. в удовлетворении его заявления об отказе от защитника Б. В дальнейшем отношения между адвокатом-защитником Б. и подсудимым С. стали настолько неприязненно-конфликтными, что адвокат Б. обратился с заявлением о привлечении к уголовной ответственности своего подзащитного за оскорбления в его адрес. За такой вариант защиты адвокат Б. не упустил возможность еще и взыскать денежные средства из средств федерального бюджета <2>.

--------------------------------

<2> Архив Ленинского районного суда г. Саранска. 2007. Уголовное дело N 1-254/07.

 

Такой аспект, как доверие адвокату, существенно влияет на то, насколько полно и подробно, что называется «без преукрас» подзащитный сможет «поведать» защитнику ту жизненную ситуацию, которая спровоцировала уголовное преследование. Это очевидно не только в ситуациях уголовного преследования по делам , связанным с причинением вреда здоровью, лишением жизни, сексуального насилия, но и по делам иных категорий.

От того, на сколько адвокат может расположить к себе подзащитного, зависит полнота полученной им первичной информации по делу.

 

2.  Мелочей не бывает.

Первичная информация, полученная из уст подзащитного ( его родственников ) позволяет защитнику спрогнозировать деятельность органов предварительного следствия, направленную на сбор доказательств вины, определить источники доказательств, которые могут быть использованы стороной обвинения, но что наиболее существенно – определить возможные источники доказательств невиновности подзащитного и выработке тактики защиты.

Пример: 21 августа 2008 года к следователю СК при прокуратуре Советского округа был доставлен гр-н Петров по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ. По версии следствия, изложенной в постановлении о возбуждении уголовного дела 12.08.2008 года около 21.30 часов Петров, находясь в своей квартире, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений, умышленно нанес не менее 3-х ударов по голове своей бабушке Цветаевой. В тот же вечер потерпевшая была госпитализирована в лечебное учреждение, где от полученных травм скончалась 19 августа 2008 года.

Адвокат вступил в дело до первого допроса Петрова в качестве подозреваемого. В ходе первой беседы с подзащитным выяснилось, что обстоятельств конфликта с бабушкой Петров не помнит, поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения.

Как это принято у следователей, в связи с тяжестью преступления, рассматривался вопрос о задержании Петрова в порядке ст. 91 УПК РФ и последующем избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Адвокат обратил внимание следователя на то обстоятельство, что Цветаева находилась в преклонном возрасте (1924 г.р.), что при поступлении в лечебное учреждение была проведена операция -  трепанация черепа, однако перед судебно-медицинским экспертом, производившим первичный осмотр трупа Цветаевой не ставились вопросы, касающиеся дефектов оказания медицинской помощи, возможного влияния на летальный исход оперативного вмешательства и т.п. Изначально эти сомнения были высказаны адвокатом, что называется неофициально, в беседе ( в последующем они нашли свое отражение в соответствующих ходатайствах), но и этого было достаточно для того, чтобы в конечном итоге в отношении Петрова была избрана мера пресечения – подписка о не выезде. К этому примеру мы вернемся позднее.

Но он приведен для того, чтобы обратить Ваше внимание, что зачастую, те «мелочи», на которые обращает защитник внимание следователей пусть даже и вне процессуальной формы, могут иметь существенное значения для дальнейшего развития ситуации, связанной с защитой по уголовному делу. Что тактический поединок, если это так можно назвать, между следователем и защитником-адвокатом, идет не только в рамках установленных законом процессуальных процедур, имеются ввиду заявления, ходатайства и т.п.

 

3.Анализ сложившейся судебной практики и законодательства.

Очевидно, что для определения позиции по делу адвокат не сможет обойтись без изучения законодательства по конкретному правовому вопросу и анализа сложившейся судебной практики, поскольку мы являемся с Вами свидетелями внесения изменений в законодательные акты, регламентирующие уголовное судопроизводство, изменения позиции Верховного Суда РФ по тем или иным правовым вопросам.

 

4.Адвокат беседует с подзащитным с целью определения и согласования с ним предварительной позиции по уголовному делу.

 

Знаменитый французский адвокат Жак Вержес на вопрос корреспондента «Известий», какие самые известные процессы ему не удалось выиграть, ответил : « То, что я вам скажу, прозвучит нескромно, но я выиграл все. Когда я говорю «выиграл», то имею ввиду, что достиг всех целей, которые мы поставили перед собой вместе с подсудимым» (Коваленко Ю. Жак Вержес, легендарный адвокат знаменитых террористов, коронованных особ и безвестных нищих// Известия.1995.28 янв.)

 

Для того, чтобы поставить реально достижимые цели защиты и «выиграть дело», адвокат должен правильно определить и согласовать с подзащитным позицию по уголовному делу с учетом:

- материалов уголовного дела, имеющихся в нем доказательств,

- позиции потерпевшего и свидетелей,

- позиции других проходящих по делу обвиняемых и их защитников,

- позиции подзащитного, изложенной в протоколах допроса до вступления защитника в дело.

 

Для проверки прочности позиции и доводов подзащитного Цицерон рекомендовал при беседе с ним использовать следующий прием:

«Выслушав своего клиента, я вступаю с ним в спор от имени его противника; он возражает и таким образом высказывает мне все, что ему кажется полезным для дела; когда он ушел, я воплощаю в себе три лица: себя, своего противника и судью, всячески стараясь быть вполне беспристрастным». (Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972. С.150)

 

В результате беседы с подзащитным адвокат по согласованию с ним может выбрать (с учетом всех указанных выше факторов) одну из трех предварительных позиций по уголовному делу:

- позицию невиновности;

- позицию частичной виновности;

- позицию полной виновности.

 

Позиция невиновности охватывается формулой «обвиняемый (подсудимый) полностью невиновен».

Эта позиция выбирается в следующих ситуациях:

1)                            когда подзащитный не признает себя виновным. В подобных ситуациях адвокату ни в коем случае нельзя занимать позицию защиты, при которой утверждается его виновность, хотя бы и частичная, даже если, по мнению адвоката, в деле есть (или могут появиться), в деле есть слишком сильные доказательства и выгоднее было бы поспорить с квалификацией деяния, чем утверждать о невиновности.

2)                            Когда подзащитный из-за своей юридической некомпетентности необоснованно признал свою вину полностью или частично, т.е. когда имеет место самооговор либо ошибка объекта признания. Например, когда обвиняемый признает себя виновным в смерти человека, хотя объективно имела место быть самооборона, либо признает факты, не содержащие состава преступления. Бывают полные признания, сделанные по причине раскаяния, из желания загладить вину. В этих случаях адвокат так же может занимать позицию невиновновти, если нет достаточных доказательств его вины.

3)                            Когда подзащитный избирает позицию молчания: никак не выражает своего отношения к обвинению, не участвует ни в каких следственных действиях и отказывается от дачи показаний. Избрание адвокатом позиции невиновности в подобной ситуации вытекает из смысла презумпции невиновности: лицо, привлекающееся  к уголовной ответственности, считается невиновным, пока обратное не будет установлено судебным приговором, вступившим в законную силу. Адвокат выступает гарантом реализации этого конституционного права для гражданина и поэтому должен искать подтверждений невиновности клиента, несмотря на занятую им позицию молчания.

 

Позиция частичной виновности охватывается формулой «подсудимый хотя и виновен, но не в такой степени либо не в том, в чем его обвиняют». Эту позицию защита может занимать и при полном, и при частичном признании обвиняемым вины в предъявленном обвинении в следующих ситуациях:

- по многоэпизодным делам, когда подзащитный согласен с квалификацией деяния, в котором он обвиняется, но оспаривает объем обвинения: признает участие в одних эпизодах и оспаривает в других, или когда не согласен с объемом похищенного или его стоимостью;

- когда подзащитный признает факты предъявленного обвинения, но не согласен с их юридической оценкой: оспаривает квалификацию действий, умысла, сговора, причинно-следственные связи содеянного и последствий;

- когда подзащитный не согласен с изложением фактов в обвинении, заявляет, что:

там описано то, чего не было на самом деле ( например он случайно встретился с соучастниками преступления, а не заранее договорившись о совершении преступления),

там не описано, что действительно было ( например, что потерпевшая по делу об изнасиловании сама предложила поехать к ней домой, говорила, что если он на ней не женится, то она заявит в милицию и посадит его),

там не точно описаны события ( это касается времени, места, состава участников, распределения их ролей и т.п.)

 

Юридическая позиция частичной виновности может выражаться в:

- исключении из обвинения отдельных эпизодов,

- уменьшения размера ущерба,

- переквалификации действий на другую часть статьи, либо на другую статью УК РФ,

- исключении отдельных квалифицирующих признаков,

- признании поведения потерпевшего провоцирующим,

- признании смягчающих и исключительных обстоятельств.

 

Позиция полной виновности охватывается формулой «обвиняемый (подсудимый) полностью виновен, но заслуживает снисхождения». Эту позицию защита может принимать, когда все доводы о невиновности или частичной виновности проверены, подзащитный полностью признал вину и квалификация не вызывает сомнения.

В подобных ситуациях основные направления защиты связаны с поиском путей смягчения участи подзащитного.

 

Юридически позиция полной виновности может выражаться в:

- оспаривании отягчающих обстоятельств (ст.63 УК РФ),

- оспаривании низменных мотивов, алчных побуждений,

- признании смягчающих и исключительных обстоятельств,

- оценке данных о личности обвиняемого и потерпевшего, их поведения с использованием психологического и виктимологического анализов ( когда совершению деяния, в котором обвиняется подзащитный, способствовало виктимное поведение потерпевшего).

(В.В. Мельник, Искусство защиты в суде присяжных, Издательство «Дело», 2003 г., стр. 208-216).

 

Современное уголовно-процессуальное законодательство внесло свои дополнения, к которым можно отнести следующее:

 

- создание условий для рассмотрения дела в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

В соответствии с ч.1, 2  ст. 314 УПК РФ необходимо учесть и разъяснить подзащитному, что для этого необходимы ряд условий:

- согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего,

- заявление о согласии с предъявленным обвинением,

- заявление ходатайства о проведении судебного разбирательства без проведения судебного разбирательства,

- наказание за преступление не должно превышать 10 лет лишения свободы.

 

- постановить приговор без проведения судебного заседания в общем порядке это право, а не обязанность суда, если суд удостоверится, что обвиняемый

*осознает характер и последствия заявленного им ходатайства,

*ходатайство было заявлено добровольно и после проведений консультаций с защитником.

 

Таким образом, законодатель, описывая данную процедуру, императивно возлагает на защитника обязанность разъяснения подзащитному характера и последствий ходатайства об особом порядке рассмотрения дела.

Во-первых, защитник обязан разъяснить, указанные выше условия.

Во-вторых, что в судебном заседании не проводится в общем порядке исследование и оценка доказательств, собранных по делу ( например, исключены ссылки на недопустимость доказательств, нарушение процедур при проведении следственных действий, оспаривание квалификации, объема обвинения и т.п.). При этом могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.( ч.5 ст. 316 УПК РФ).

В-третьих, что описательно-мотивировочная часть приговора  будет содержать лишь описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а так же выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Анализ доказательств и их оценка судьей а приговоре не отражаются.( ч.8 ст. 316 УПК РФ)

 

Если говорить о «благах», которые дает особый порядок для подсудимого, то необходимо разъяснять, что процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ взысканию с подсудимого не подлежат (ч.10 ст. 316 УПК РФ), а назначенное наказание не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч.7 ст. 316 УПК РФ).

 

При этом необходимо акцентировать внимание подзащитного, что приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному п.1 ст. 379 УПК РФ ( ст. 317 УПК РФ). Иными словами - несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

 

Постановлением Верховного Суда РФ от 11.01.2007 г. № 2 « О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в пункте 37 даны подробные разъяснения о размере наказания при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства.

В частности указано, что при наличии исключительных обстоятельств суд может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, а также применить иные правила смягчения наказания, предусмотренные Общей частью УК РФ.

При назначении наказания по правилам, предусмотренным статьей 62 УК РФ (наличие смягчающих обстоятельств), суд в силу части седьмой статьи 316 УПК РФ исчисляет три четверти срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Если в особом порядке судебного разбирательства рассматривается дело о совершении лицом нескольких преступлений, то вначале наказание назначается за каждое из них по правилам, установленным частью седьмой статьи 316 УПК РФ, а по совокупности преступлений применяются правила назначения наказания, предусмотренные частью второй или третьей статьи 69 УК РФ.

Правила части седьмой статьи 316 УПК РФ не распространяются на случаи назначения менее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ за совершенное преступление, или дополнительного наказания, поскольку указание о назначении наказания не свыше двух третей его срока или размера относится только к наиболее строгому виду наказания, предусмотренному за совершенное преступление.

 

Следует помнить, что право заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства обвиняемый имеет в ограниченный, конкретно указанный в ст. 315 УПК РФ, срок:

1.                             в момент ознакомления с материалами уголовного дела, о чем делается соответствующая запись в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела и

2.                             на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ.

 

Федеральным законом от 29.06.2009 N 141-ФЗ в УПК РФ введена новая глава  40.1.  Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

В соответствии с п.61 ст. 5 УПК РФ

досудебное соглашение о сотрудничестве - соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

 

Видится, что отведенная роль защитника в этой процедуре, сводится не к пассивному присутствию при заключении соглашения, разъяснению подзащитному сути и последствий досудебного соглашения, но и обеспечении интересов подзащитного с точки зрения соблюдения процедуры со стороны правоохранительных органов и прокуратуры, а так же в обеспечении фиксации всех моментов сотрудничества и активного содействия его подзащитного в рамках досудебного соглашения.

В соответствии со ст. 317.6 УПК РФ основаниями применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве являются:

1. уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, указанным в статье 317.5 настоящего Кодекса.

2. Особый порядок проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, применяется, если суд удостоверится, что:

1) государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

(В свете этого требования Закона защитник обязан разъяснить своему подзащитному, что любое предоставление информации органам предварительного следствия должно быть зафиксировано в соответствующей письменной форме. А не в форме беседы с оперативным сотрудником. Многие из нас  сталкивались ранее с ситуацией, когда подозреваемый добровольно указывает место тайника хранения наркотиков, сотрудники милиции производят изъятие протоколом осмотра, при этом в деле нет никаких следов того, что место тайника было указано добровольно и ранее правоохранительным органам известно не было, а после, защитник вынужден прилагать невероятные усилия, чтобы доказать в суде факт добровольной выдачи наркотического средства. Не всегда, к сожалению успешно.)

2) досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника.

 

3. Если суд установит, что предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи условия не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Именно в свете этого положения статьи защитник обязан следить и обеспечивать фиксацию всех действий своего подзащитного.

4. Положения настоящей главы не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

(здесь следует учесть, что не исключена ситуация введения в заблуждение подзащитного со стороны оперативных сотрудников, следователя, с целью получения признательных показаний в том числе и по делу о преступлении, совершенном лицом единолично. По смыслу части четвертой ст. 317.6 УПК РФ, видится, что возможность заключения досудебного соглашения не предусмотрена в отношении преступлений, где лишь один обвиняемый. Это утверждение пока не нашло своего подтверждения или опровержения в практике, в связи с ее отсутствием).

 

Роль защитника при производстве предварительного следствия, когда заключается досудебное соглашение о сотрудничестве заключается, как указывалось выше, в обеспечении фиксации следующих обстоятельств, которые являются предметом исследования в судебном заседании ( ч.4 ст. 317.7 УК РФ):

1) характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица;

5) обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

 

При этом именно защитник обязан разъяснить своему подзащитному, что если государственный обвинитель в судебном заседании не подтвердит активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, то суд  принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

 

Если говорить о «благах» досудебного соглашения о сотрудничестве, то наказание назначается с  учетом положений частей второй и четвертой статьи 62 Уголовного кодекса Российской Федерации: ( ч.5 ст. 317.7)

часть 2:

 В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктом "и" части первой статьи 61 настоящего Кодекса (явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления) , и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

часть 4:

В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, эти виды наказания не применяются. При этом срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

 

Кроме того, по усмотрению суда подсудимому с учетом положений статей 64, 73 и 80.1 Уголовного кодекса Российской Федерации может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, условное осуждение или лицо может быть освобождено от отбывания наказания.

 

К числу возможных негативных последствий можно отнести положения ст. 317.8 УПК РФ, согласно которой, если после назначения подсудимому наказания в соответствии с положениями настоящей главы будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения, то приговор подлежит пересмотру в порядке, установленном разделом XV настоящего Кодекса (надзор).

 

На этом необходимо акцентировать внимание подзащитного, дабы уберечь его от соблазна «ввести в заблуждение» следственные органы и суд.

 

5. Защитник не несет ответственность за деяние, совершенное его подзащитным.

 

Это утверждение приведено не в контексте юридической ответственности, а в большей степени касается психологических аспектов взаимоотношения с доверителями. Того, как будут выстроены взаимоотношения адвокат-доверитель. Зачастую, тому свидетельство материалы дисциплинарной практики, адвоката обвиняют в том, что по его вине наступили те или иные неблагоприятные правовые последствия: суровая мера наказания, непрекращение уголовного дела и т.п.

В общении с доверителями необходимо помнить, что люди, будь то лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо его родственники, обращаются к адвокату за правовой помощью, находясь в стрессовой для них ситуации, связанной с уголовным преследованием.

Естественное их желание, это услышать от адвоката наиболее благоприятный прогноз в исходе дела. Видится, что важно для адвоката, не пойти на поводу у желаний доверителя, избежать соблазна говорить то, что хочет услышать доверитель. Необходимо донести до обратившегося суть деятельности адвоката по оказанию юридической помощи, что не во всех правовых ситуациях адвокат, осуществляя защиту, может свести к нулю, предусмотренные Законом негативные правовые последствия.

Зачастую нам задают вопрос: « А какой срок наказания будет назначен Судом?». У каждого из присутствующих в этой аудитории, есть своя формулировка ответа на этот вопрос. Видится, что наиболее приемлемой будет ссылка на Уголовный закон, и санкции, которые предусматривает та или иная статья, на сложившуюся судебную практику по делам конкретной категории. Наверное правильнее будет избегать конкретного ответа, поскольку кто, как ни адвокат знает о том, как разнятся сроки наказания по казалось бы идентичным делам.

Не мне Вам рассказывать, что если адвокат произнесет в утвердительной форме ответ о применении, например, условной меры наказания, то в большинстве случаев эта фраза станет ключевой в ожиданиях доверителя. А в случаях назначения наказания в виде реального лишения свободы, станет причиной для жалобы на некачественную юридическую помощь.

Необходимо тонко чувствовать, что обратившийся услышал, то, что ему доводит адвокат, а не то, что тот хотел услышать.

Приведу пример:

 по делу о причинении тяжкого вреда здоровью в результате ДТП между адвокатом Б. и доверителем Ивановым, обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ обсуждался вопрос о погашении морального и материального ущерба от преступления,  примирении с потерпевшим и как следствие - о возможности прекращения уголовного дела по основаниям ст.25 УПК РФ. Естественно, что адвокатом разъяснялись и положения указанной статьи.

При следующей встрече Иванов сообщил адвокату, что денежных средств, в сумме, которую просит потерпевший в счет возмещения, у него нет. Но он договорился, что продаст потерпевшему свою квартиру малосемейного типа за 650 000 рублей, из которых фактически потерпевший ему заплатит только 150 000 рублей, а 500 000 рублей будут зачтены в счет возмещения материального и морального вреда. Тогда потерпевший подаст следователю соответствующее заявление о примирении, что по мнению Иванова послужит основанием для прекращения уголовного дела.

Адвокат вновь обратил внимание Иванова, что согласно ст. 25 УПК РФ прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, это право, а не обязанность следователя, суда. Что может возникнуть ситуация, когда при отсутствии претензий со стороны потерпевшего уголовное дело может быть не прекращено. Это обстоятельство вызвало недоумение Иванова, хотя и ранее указывалось адвокатом.

Потребовалась еще неделя, прежде чем Иванов принял решение о возмещении ущерба потерпевшему.

Далее, это спорный момент, многие адвокаты смотрят на подобные действия негативно, но все же: адвокат при очередной встрече попросил Иванова составить письменный документ, в котором Иванов указал, что ему разъяснено адвокатом то, что даже при полном возмещении потерпевшему вреда, подаче последним заявления о примирении  с просьбой о прекращении уголовного дела, прекращение уголовного дела – это право следователя и суда, а не их обязанность, что он осознает, что уголовное дело может быть и не прекращено, а рассмотрено судом первой инстанции по существу.

Видится, что получение подобного рода документа адвокатом не противоречит законодательству, является гарантией от последующих необоснованных претензий со стороны доверителя.

В итоге, ущерб был потерпевшему возмещен в полном объеме, им было подано заявление о примирении с просьбой прекратить уголовное дело, но несмотря на заявленные защитой ходатайства, на предварительном следствии уголовное дело прекращено не было, а было направлено в суд с обвинительным заключением. Дело было прекращено только судом по основаниям ст. 25 УПК РФ.

О чем говорит данный пример? Адвокат разъяснял правовые последствия возмещения ущерба и возможность прекращения уголовного дела. Что услышал Иванов? Что как только потерпевшему будет возмещен ущерб, и тот подаст соответствующее заявление – дело будет прекращено. Что бы произошло, если бы адвокат не акцентировал внимание Иванова на том, что уголовное дело может быть и не прекращено? Негативная реакция Иванова, как правило, с последующее жалобой, что адвокат ему ничего подобного не разъяснял, а убедил в том, что дело будет прекращено, но этого не случилось.

 

Вот почему хотелось акцентировать внимание на этом вопросе. И в завершении вспомнить фразу одного из наших уважаемых коллег, который на вопрос доверителя о гарантиях, зачастую говорил: « я могу гарантировать, что профессионально сделаю все возможное, чтобы защитить Ваши интересы, а если что-то не получится, значит это было выше моих сил».

 

 

 

6. Принятие защиты .

 

Я упускаю подробные детали, которые все мы знаем, в части заключения соглашения с доверителем. Хочу лишь акцентировать, что необходимо разъяснять и фиксировать это в соглашении то, за что уплачивает гонорар доверитель: будь это участие защитника на стадии проверки сообщения о преступлении, защита на предварительном следствии, защита в суде. Необходимо обращать внимание доверителя, в какой момент заканчиваются полномочия защитника в рамках заключенного соглашения. В противном случае адвокат ставит себя под угрозу последующих жалоб со стороны доверителя. Встречаются такие формулировки в соглашениях между адвокатом и доверителем: «защита по уголовному делу». Что в итоге происходит? Адвокат по окончании предварительного следствия и выполнении требований ст. 217 УПК РФ обсуждает вопрос о заключении соглашения на ведение уголовного дела в суде 1 инстанции, чем вызывает недоумение у доверителя, который, в   свою очередь считает, что внес гонорар за ведение уголовного дела на всех стадиях. Какова причина данного разногласия? Адвокат не зафиксировал в документе и не разъяснил доверителю на какой стадии заканчиваются его полномочия. Что делает доверитель? Как правило, обращается с жалобой, что оплатил адвокату гонорар в полном объеме, а тот отказывается работать, «пусть вернет деньги», и т.п.

 

7.      Вступление в дело.

В свете полномочий защитника, предусмотренных часть 1 ст. 53 УПК РФ:

С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:

1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса;

5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом;

6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому,-

Целесообразно говорить о подаче следователю в письменном виде ходатайства о допуске к участию в уголовном деле с приложением ордера, на втором экземпляре которого следователь ставит отметку о получении, с указанием даты и времени.

Это так же можно отнести к тактическим моментам, которые не следует оставлять без внимания.

Многие из нас, к сожалению, сталкивались с ситуацией, когда лицо задержано и находится в помещении органа внутренних дел, а с адвокатом заключают соглашение его родственники. Адвокат приезжает к следователю, тот принимает ордер и сообщает, что, например, следственные действия будут производиться через 3 часа.

Когда адвокат приезжает к назначенному времени, то видит, что за период отсутствия, его подзащитный был допрошен с участием защитника по назначению в порядке ст. 51 УПК РФ, проведены очные ставки и т.п.

Либо следователем представляются защитнику для ознакомления процессуальные документы, но о каком-то существенном из них следователь «забывает». Поскольку не было письменного ходатайства о вступлении в дело, то следователь и не составляет протокол предъявления защитнику материалов уголовного дела.

Отсутствие письменного ходатайства о вступлении в дело лишает защитника в последующем заявить о нарушении прав со стороны следственного органа, как например, право подозреваемого пользоваться помощью защитника и иметь с ним свидание наедине и конфиденциально до первого допроса (п.3 ч.4 ст. 49 УПК РФ).

Либо в случае возникновения конфликтной ситуации между адвокатом и доверителем, последний начинает ссылаться на некачественную юридическую помощь: адвокат не ознакомился с материалами дела (п.6 ч.1 ст. 53 УПК РФ), он ( подзащитный) не имел свидания наедине с защитником до первого допроса, а адвокат пришел, расписался и ушел и т.п.

 

8.      Привлечение специалиста.

 

Новая редакция ч. 1 ст. 144 УПК РФ предусматривает, что при проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их проведению специалистов. Эта новелла уголовно-процессуального закона, по мнению некоторых авторов, является правовым основанием использования заключения специалиста в стадии возбуждения уголовного дела. Заключение специалиста во многом может заменить собой так называемые предварительные или специальные исследования вещественных доказательств, которые, хотя давно используются на следственной практике, пока остаются за рамками уголовного судопроизводства.

Заключение специалиста имеет большое значение для адвоката, так как оно может быть использовано на ранних этапах проверки сообщения о преступлении, а также может послужить важным доказательством, основанным на специальных знаниях. Участие адвоката в следственных действиях в стадии возбуждения уголовного дела с привлечением специалиста представляется целесообразным. Это поможет адвокату уже на этапе проверки получить заключение специалиста, которое впоследствии может послужить важным доказательством в деле. Адвокату следует обратить внимание на то, что вследствие того, что специалист в стадии возбуждения уголовного дела зачастую исследует представленный для дачи заключения объект не полностью и не применяет при этом все необходимые методики исследования, его заключение может носить предположительный, вероятностный характер. Вследствие этого на следующих стадиях уголовного процесса у адвоката возникает право ходатайствовать о проведении повторной экспертизы или, если экспертизы не было, о ее проведении. Адвокат обязательно должен отследить, не противоречит ли заключение специалиста другим, уже собранным доказательствам по делу. В этом случае, а также в случае если у адвоката возникают сомнения в обоснованности и достоверности заключения специалиста, а также если специалист сам в заключении указывает на необходимость в дальнейшем назначения и производства соответствующей судебной экспертизы, адвокат-защитник должен заявить следователю ходатайство о назначении и производстве по тем же объектам и тем же вопросам судебной экспертизы.

(Статья: Участие адвоката-защитника в стадии возбуждения уголовного дела, Игнатов С.Д., Цигвинцева К.А.,("Адвокатская практика", 2008, N 2)

 

Одним из основных вопросов при расследовании уголовного дела со стороны органов предварительного следствия является: отношение обвиняемого к предъявленному обвинению, что сводится к формулировкам: вину признаю, вину не признаю, вину признаю частично.

То, какая будет избрана позиция по делу в части признания вины, является немаловажным обстоятельством с точки зрения тактики защиты.

Все мы знаем, что наибольшим шансом на успех обладает последовательная позиция, как на предварительном следствии так и в суде. Различная позиция, как то: изначальное признание вины, последующее частичное признании вины, а в суде утверждение о своей невиновности, как правило, находят негативное отражение в приговоре.

По многим уголовным делам у адвоката возникает необходимость обращаться за разъяснениями к специалисту и в зависимости от его разъяснений и заключений выстраивать позицию защиты.

Пример: вернемся к делу Петрова по факту причинения тяжкого вреда здоровью Цветаевой, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей.

Из беседы с Петровой - матерью подзащитного адвокату стало известно, что 11.08.2008 года, накануне конфликта внука с бабушкой, Цветаева жаловалась на то, что в дневное время упала с табурета, когда пыталась достать вещи с антресолей. Тогда Петрова обратила внимание, что кровать в комнате сдвинута с места, из чего сделала вывод, что бабушка могла при падении удариться головой о кровать.

На момент привлечения специалиста у адвоката на руках было 2 заключения экспертов судебных-медиков, согласно которых смерть потерпевшей наступила от закрытой черепно—мозговой травмы с ушибом головного мозга, множественными кровоизлияниями под мозговые оболочки и в мозговое вещество, осложнившейся развитием отека и вклинением головного мозга в основно-затылочную воронку с множественными кровоизлияниями в стволовой отдел. Повреждения в виде вышеуказанной закрытой черепно-мозговой травмы с множественными повреждениями головного мозга, мозговых оболочек и мягких тканей головы образовались незадолго до поступления потерпевшей Цветаевой в стационар как минимум от трех травмирующих воздействий в область головы тупым твердым предметом (предметами) с ограниченной контактирующей поверхностью.

В заключении специалиста было указано, что приведенные клинические данные свидетельствуют о несомненном наличии у Целиковой при поступлении в больницу ЗЧМТ по типу сдавления мозга ПОДОСТРОЙ, т.е. не свежей субдуральной гемотомой, которая не могла возникнуть в течении отрезка времени от момента ее избивания Петровым до момента оперативного вмешательства, и могла образоваться при падении потерпевшей в срок не ранее, чем за сутки до поступления в стационар.

Иными словами, травма, которая стала причиной смерти Цветаевой была получена потерпевшей ранее, нежели произошел конфликт с Петровым.

Опуская подробности отмечу, что адвокатом на предварительном следствии неоднократно заявлялись ходатайства о проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, в удовлетворении которых было отказано. Комиссионная экспертиза была назначена и проведена по ходатайству защиты лишь в суде. Было дано однозначное заключение, что гематома, являвшаяся причиной смерти не могла образоваться  12.08.2008 года от действий Петрова. Государственный обвинитель настаивал на признании Петрова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ с назначением наказания в виде 8 лет лишения свободы, суд признал Петрова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 115 УК РФ и назначил наказание в виде штрафа 20 000 рублей.

Естественно, что в данном деле, Петров был настолько потрясен смертью бабушки, а после ознакомления с заключениями экспертов просто уверил себя в этом, что был готов заявить о своей виновности. Адвокат его предостерег от поспешных выводов. При предъявлении обвинения в протоколе допроса обвиняемого было указано, что по поводу обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ Петров свою вину не признает, это стало возможным только после того, как было получено заключение специалиста, опровергающее заключение судебно-медицинских экспертов.

 

Привлечение специалиста необходимо защитнику не только для дачи разъяснений, но и для постановки вопросов эксперту.

Это может быть сделано опосредованно, когда в протоколе ознакомления с постановлением о назначении экспертиз защитник указывает, что необходима консультация со специалистом для постановки дополнительных вопросов эксперту, а в последующем заявляет ходатайство о постановке дополнительных вопросов от своего имени.

Либо, в порядке ст. 53, 58 УПК РФ защитой может быть заявлено ходатайство о допуске специалиста для постановки вопросов эксперту.

Общая рекомендация: это обращение к авторитетным специалистам и предоставление в распоряжение следствия документов, подтверждающих квалификацию специалистов. Требование закона: подтверждение квалификации специалиста.

Из личного «негативного» опыта: в рамках осуществления защиты  по уголовному делу по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.Б ч.2 ст. 199УК РФ по договору с адвокатом аудиторской компанией было дано заключение по фопросам определения налогооблагаемой базы и размере НДС, подлежащего уплате. Заключение специалиста содержало в себе выводы, опровергающие заключение судебно-экономической экспертизы, проведенной следствием.

Защитой было заявлено ходатайство о приобщении заключения специалиста и допросе лица, проводившего исследование в качестве специалиста, которое следователем было удовлетворено. Заключение специалиста было приобщено, лицо, проводившее исследование – допрошено, в качестве свидетеля, а не специалиста. На это обстоятельство защита своевременно не обратила внимание.

Специалист был включен в список свидетелей, заявленных стороной защиты.

В судебном заседании со стороны обвинения для допроса был вызван эксперт. Защита в порядке ст.ст. 53,58 УПК РФ заявила ходатайство о допуске в качестве специалиста в судебное заседание лица, которое давало заключение, для постановки вопросов эксперту (ч.1 ст. 58 УПК РФ).

Суд в удовлетворении ходатайства отказал, мотивируя свое решение следующим: специалист, о допуске которого заявлено защитой – является свидетелем защиты. А в соответствии с ч.1 ст.278 (допрос свидетелей)- свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей.

Таким образом, невнимание защиты к процессуальному оформлению допроса заявленного специалиста, позволило суду, по формальным основаниям отказать в его допуске при допросе эксперта, заявленного стороной обвинения.

 

Кроме того, в этой ситуации следует отметить и различный правовой статус свидетеля и специалиста.

Специалисту разъясняются права и обязанности ст. 58 УПК РФ   ( ст. 168 УПК РФ – на следствии, ст. 270 УПК РФ – в суде). В соответствии со ст. 58 частью 3 УПК РФ , специалист вправе:

1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

2) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя и суда;

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

3) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;

4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Что существенно отличается от правового статуса свидетеля в части прав и обязанностей, предусмотренных УПК РФ.

 

9.  Процессуальные обращения адвокатов.

Процессуальные обращения адвоката отличаются друг от друга не только по форме, но и по существу. При этом сущностью жалобы является требование об устранении нарушения прав и законных интересов представляемого лица. Ходатайство содержит просьбу о выполнении (невыполнении) определенных процессуальных действий и принятии процессуальных решений. В заявлении сообщается об определенных юридических фактах, знание которых следователем позволит, по мнению адвоката, лучше доказать то или иное обстоятельство по делу и тем самым обеспечить действенную защиту доверителя.

Выбор момента заявления ходатайства - прерогатива защитника, и она определяется им с учетом используемой тактики защиты.

(Статья: Участие адвоката-защитника в стадии возбуждения уголовного дела, Игнатов С.Д., Цигвинцева К.А.,("Адвокатская практика", 2008, N 2)

 

10. Адвокатское расследование.

 

В рамках осуществления защиты по уголовному делу  адвокат может собирать данные о личности доверителя, что может выражаться в беседах с последним, встречах с его родственниками и близкими, истребовании документов от организаций и граждан и т.д., при этом получаемая информация может быть неизвестна следователю, характеризовать подзащитного не лучшим образом. В таком случае перед защитником будет вставать вопрос о целесообразности и пределах использования полученных данных о личности подозреваемого в целях осуществления его защиты по принципу "не навреди"

--------------------------------

 См.: Карагодин В.Н., Шадрина Ю.В. К дискуссии об адвокатском расследовании // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы междунар. науч.-прак. конф., г. Екатеринбург, 27, 28 янв. 2005 г.: В 2 ч. Екатеринбург, 2005. Ч. 1. С. 408.

 

Адвокат может беседовать также с лицами, которых не допрашивали в следственных органах, но которые могут пояснить какие-либо обстоятельства дела или охарактеризовать подзащитного как общественное лицо, сообщить о личных качествах обвиняемого, рассказать о состоянии его здоровья и психики, дать показания об условиях его жизни, поведении в ситуациях, подобных сложившейся при совершении преступления.

Работа защитника по собиранию данных о личности подозреваемого (обвиняемого) важна особенно при выявлении некоторых лиц, сообщивших важные сведения.

(Статья: Участие адвоката-защитника в стадии возбуждения уголовного дела, Игнатов С.Д., Цигвинцева К.А.,("Адвокатская практика", 2008, N 2)

На практике встречаются случаи, когда адвокаты, с целью установления дополнительных свидетелей, обращаются за помощью в частные детективные агентства, подобное сотрудничество зачастую приносит хороший результат.

 

Адвокату целесообразно опросить и составить соответствующий протокол, объяснение, а позже заявить ходатайство о допросе их в качестве свидетелей.

 

В свете требований уголовно-процессуального закона к оформлению процессуальных документов, положений п.2 ч.3 ст. 86 УПК РФ (защитник вправе собирать доказательства путем опроса лиц с их согласия) не лишним в бланке опроса отразить следующее:

- дату и место составления,

- кем проводится опрос,

- в рамках осуществления защиты чьих интересов и по какому уголовному делу,

- данные о лице, которое опрашивается защитником, по аналогии с графами бланков протокола допроса,

- данные документа, удостоверяющего личность опрашиваемого,

- если лицо иной национальности, то отразить, что он свободно владеет русским языком и в услугах переводчика не нуждается,

- не лишним будет указать, что лицо согласно дать пояснения по вопросам защитника и зафиксировать это согласие подписью,

- по общему правилу -  разъяснить положения ст. 51 Конституции РФ.

 

Если позволяют обстоятельства, то наиболее эффективным видится, если опрашиваемое лицо собственноручно зафиксирует свои пояснения в бланке. Не запрещено и не оговорено использование адвокатом технических средств, например диктофона. Следуя аналогии, видится, что о применении технических средств, следует сообщить опрашиваемому лицу и зафиксировать это обстоятельство в бланке.

 

Тактически важно определить момент, когда целесообразно заявить установленного защитником свидетеля. При этом необходимо учесть, что приобщение объяснения, полученного адвокатом в порядке ч.3 ст. 86 УПК РФ по ходатайству защитника к уголовному делу на стадии предварительного следствия, с одной стороны, предоставляет возможность заявить о его допросе, и в последующем лицо будет включено в список свидетелей стороны защиты. Но с другой, может спровоцировать нежелательные для защиты попытки оказать на свидетеля давление со стороны работников правоохранительных органов. Либо мероприятия со стороны следователя, направленные на опровержение обстоятельств, указанных свидетелем в пользу обвиняемого.

 

Здесь не может быть универсальных рецептов. В зависимости от ситуаций конкретного уголовного дела это может быть и явка свидетеля защиты на допрос к следователю с адвокатом, в соответствии с п.6 ч.4 ст. 56, ч.5 ст. 189 УПК РФ. Либо, как правило это случается на практике, защита обеспечивает явку «своего» свидетеля непосредственно в судебное заседание и заявляет ходатайство о его допросе ( в соответствии с  ч.4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон).

 

Привлечение специалиста стороной защиты так же является частью адвокатского расследования. Определение момента, когда защита приобщит полученное от специалиста заключение (иногда его оформляют и объяснением в порядке ст. 86 УПК РФ), зависит от конкретной правовой ситуации по делу и тактической выгоды. Иногда это целесообразно сделать на стадии проверки материала в порядке ст.144 УПК РФ, на предварительном следствии. А порой – только в судебном заседании.

 

11. Ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

 

Одна из наиболее существенных и трудоемких стадий при осуществлении защиты по уголовному делу.

С одной стороны, адвокат и его подзащитный «получают доступ» ко всем доказательствам, собранным следствием в подтверждение предъявленного обвинения. С учетом их анализа, как правило, корректируется позиция защиты. Более того, в опровержение доказательств обвинения, защитник-адвокат, имеет возможность определить новые источники доказательств защиты, опровергающих позицию обвинения.

С другой стороны, ознакомление с материалами уголовного дела, как стадию при осуществлению защиты по уголовному делу, можно охарактеризовать, как подготовку к защите в судебном заседании.

Именно поэтому вопрос ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ заслуживает особого внимания и будет рассмотрен во второй части лекции – тактика защиты в суде.

 

 

Ю.М.Бородихина




« Назад в список статей